ГлавнаяПерсоналии → Бабулевич Е. Н.

Бабулевич Евгений Николаевич(1914—1975)

физик, спе­ци­а­лист в обла­сти ядер­ной энер­ге­тики. Раз­ра­бо­тал и пер­вым в Европе создал систему управ­ле­ния атом­ным реак­то­ром. Участ­во­вал в запуске экс­пе­ри­мен­таль­ного реак­тора Ф-1 в (Москва, 1946), и ряда дру­гих пер­вых реак­то­ров. Лау­реат трёх Ста­лин­ских пре­мий.

Евге­ний Нико­ла­е­вич Бабуле­вич родился 31 декабря 1914 года в Крон­штадте. Окон­чил Ленин­град­ский инду­стри­аль­ный (поли­тех­ни­че­ский) инсти­тут по спе­ци­аль­но­сти инже­нер-элек­трик.

19 января 1943 года Е.Н. Бабуле­вич был при­зван в армию, слу­жил сан­ин­струк­то­ром.

В марте 1946 года Е.Н. Бабуле­вич был при­нят на работу в Лабо­ра­то­рию № 2 на долж­ность млад­шего науч­ного сотруд­ника, началь­ника группы авто­ма­тики и управ­ле­ния реак­то­ром с окла­дом 1300 руб­лей. В Лабо­ра­тор­ном жур­нале с запи­сями све­де­ний и харак­те­ри­стик на сотруд­ни­ков сек­тора 1 Лабо­ра­то­рии № 2, кото­рый вел И. Пана­сюк, Е.Н. Бабуле­вич фигу­ри­рует под № 23.

В это время все сотруд­ники Лабо­ра­то­рии № 2 были наце­лены на одну глав­ную задачу – созда­ние пер­вого в СССР экс­пе­ри­мен­таль­ного атом­ного реак­тора, полу­чив­шего индекс Ф-1. Евге­ний Нико­ла­е­вич прак­ти­че­ски сразу был выде­лен И.В. Кур­ча­то­вым и поль­зо­вался его дове­рием в рас­смот­ре­нии тех­ни­че­ских вопро­сов. Бабуле­вичу было пору­чено зани­маться одной из важ­ней­ших про­блем созда­ва­е­мого атом­ного «котла», как в тот период назвали реак­тор, – системы регу­ли­ро­ва­ния уровня ней­трон­ного потока (система управ­ле­ния и защиты – СУЗ). Бла­го­даря сво­ему «тех­ни­че­скому» авто­ри­тету, Е.Н. Бабуле­вич стал свое­об­раз­ным кура­то­ром тех­ни­че­ских раз­ра­бо­ток про­ект­ных групп – он пони­мал сто­я­щие перед ними задачи и мог оце­нить состо­я­ние раз­ра­бо­ток и уро­вень под­го­товки каж­дого спе­ци­а­ли­ста. Бла­го­даря этому он стал свя­зу­ю­щим зве­ном между И.В. Кур­ча­то­вым и груп­пами раз­ра­бот­чи­ков, при­ни­мая при этом самое непо­сред­ствен­ное уча­стие в работе от начала раз­ра­бо­ток до осво­е­ния экс­плу­а­та­ции нового реак­тора. Счи­та­лось, что Е.Н. Бабуле­вич в состо­я­нии собрать из под­соб­ных мате­ри­а­лов любой элек­три­че­ский меха­низм для управ­ле­ния реак­то­ром.

Для управ­ле­ния цеп­ной реак­цией в реак­торе были уста­нов­лены устрой­ства для дистан­ци­он­ного подъ­ема, опус­ка­ния и момен­таль­ного сброса кад­ми­е­вых стерж­ней, раз­ра­бо­тан­ные груп­пой Е.Н. Бабуле­вича. Стерж­ней было всего три – один регу­ли­ру­ю­щий и два ава­рий­ных. На Е.Н. Бабуле­виче и его группе лежали и рас­чет, и изго­тов­ле­ние стерж­ней, и кон­стру­и­ро­ва­ние испол­ни­тель­ных меха­низ­мов, и добы­ва­ние нуж­ного обо­ру­до­ва­ния… Все было сде­лано надежно и в срок.

Ему же при­над­ле­жит идея и испол­не­ние экс­пе­ри­мен­таль­ного устрой­ства внутри реак­тора Ф-1, пред­на­зна­чен­ного для про­ве­де­ния иссле­до­ва­ний по воз­дей­ствию облу­че­ния. При стро­и­тель­стве реак­тора в гра­фи­то­вой кладке реак­тора между 24 и 30 сло­ями был сфор­ми­ро­ван сквоз­ной тун­нель пря­мо­уголь­ного сече­ния, пред­на­зна­чен­ный для про­ве­де­ния мате­ри­а­ло­вед­че­ских экс­пе­ри­мен­тов. Зало­жен­ная в тун­нель кладка уран-гра­фи­то­вой решетки могла вытал­ки­ваться из него с помо­щью спе­ци­аль­ного тол­ка­теля, скон­стру­и­ро­ван­ного Е.Н. Бабуле­ви­чем. Такое устрой­ство, при­во­ди­мое в дви­же­ние элек­тро­мо­то­ром с чер­вяч­ной пере­да­чей, поз­во­ляло вытал­ки­вать после­до­ва­тельно отдель­ные пор­ции кладки. Дли­тель­ная прак­тика работы с тун­не­лем под­твер­дила пра­виль­ность пред­ло­жен­ных им тех­ни­че­ских реше­ний.

25 декабря работа по созда­нию пер­вого в СССР и на Евразий­ском кон­ти­ненте атом­ного реак­тора Ф-1 подо­шла к концу. И.В. Кур­ча­тов при­нял реше­ние начать пус­ко­вые работы, оста­вив для этого у реак­тора только четы­рех самых опыт­ных сотруд­ни­ков, в числе кото­рых был и Е.Н. Бабуле­вич. Реша­ю­щим ока­зался момент, когда И.В. Кур­ча­тов, под­няв кад­ми­е­вый стер­жень, запу­стил реак­тор и осу­ще­ствил регу­ли­ру­е­мый про­цесс цеп­ного деле­ния. Само­раз­ви­ва­ю­ща­яся цеп­ная ядер­ная реак­ция с экс­по­нен­ци­ально рас­ту­щей плот­но­стью потока ней­тро­нов была полу­чена в 18 часов 25 декабря 1946 года. Этот момент счи­та­ется вре­ме­нем пуска реак­тора Ф-1.

Сразу после пуска реак­тор был постав­лен на службу кон­троля каче­ства посту­па­ю­щих в Лабо­ра­то­рию № 2 гра­фита и урана. Образцы про­мыш­лен­ных пар­тий урана про­пус­кали через цен­траль­ную часть реак­тора в том самом спе­ци­аль­ном устрой­стве, ост­ро­умно и опе­ра­тивно раз­ра­бо­тан­ным и изго­тов­лен­ным Е.Н. Бабуле­ви­чем.

На реак­торе Ф-1 про­хо­дил обу­че­ние буду­щий опе­ра­тив­ный пер­со­нал про­мыш­лен­ных реак­то­ров. Ста­жеры в тече­нии 3-х меся­цев про­слу­ши­вали курс лек­ций, соче­тая его с прак­ти­че­ской рабо­той на реак­тор­ной уста­новке. После завер­ше­ния курса ста­жеры должны были сда­вать экза­мен на под­твер­жде­ние тре­бу­е­мой ква­ли­фи­ка­ции. В под­го­товке буду­щих экс­плу­а­та­ци­он­ни­ков при­ни­мали уча­стие спе­ци­а­ли­сты лабо­ра­то­рии № 2, такие как Г.Н. Фле­ров, Н.Ф. Прав­дюк, И.С. Пана­сюк, Е.Н. Бабуле­вич и др.

В декабре 1947 года целую группу сотруд­ни­ков Лабо­ра­то­рии № 2 коман­ди­ро­вали в ком­би­нат № 817 (буду­щий ПО «Маяк») на мон­таж, пуск и началь­ную экс­плу­а­та­цию стро­я­ще­гося про­мыш­лен­ного реак­тора «А», пред­на­зна­чен­ного для нара­ботки плу­то­ния. На тер­ри­то­рию лабо­ра­то­рии подо­гнали вагоны, в кото­рые загру­зили необ­хо­ди­мое обо­ру­до­ва­ние и аппа­ра­туру. Всем отъ­ез­жа­ю­щим выдали шубы-дуб­ленки, валенки и коман­ди­ро­воч­ные. 11 января 1948 года все отпра­ви­лись на Урал.

На ком­би­нате ново­при­быв­ших раз­ме­стили в домике, неда­леко от объ­екта, на кото­ром закан­чи­ва­лись стро­и­тельно-мон­таж­ные работы. В начале марта 1948 года нача­лась выкладка актив­ной зоны реак­тора из гра­фи­то­вых бло­ков. После завер­ше­ния кладки перед Е.Н. Бабуле­ви­чем была постав­лена задача про­кон­тро­ли­ро­вать перед физи­че­ским пус­ком отсут­ствие в тех­но­ло­ги­че­ских кана­лах посто­рон­них пред­ме­тов. Эта работа была завер­шена его сотруд­ни­ками 3 мая.

Как и при стро­и­тель­стве реак­тора Ф-1 на реак­торе «А» стар­ший науч­ный сотруд­ник Лабо­ра­то­рии № 2 Е.Н. Бабуле­вич осу­ществ­лял руко­вод­ство самым ответ­ствен­ным участ­ком – систе­мой управ­ле­ния и зашиты реак­тора. Перед пус­ко­выми рабо­тами про­вели испы­та­ние пер­вого опыт­ного ком­плекса обо­ру­до­ва­ния и аппа­ра­туры СУЗ реак­тора А. Для этого И.Я. Еме­лья­нов вклю­чил регу­ля­тор, а Е.Н. Бабуле­вич по ука­за­ниям И.В. Кур­ча­това давал изме­не­ния ней­трон­ного потока руч­ными сред­ствами с дистан­ци­он­ного устрой­ства. Испы­та­ния про­де­мон­стри­ро­вали И.В. Кур­ча­тову готов­ность систему управ­ле­ния и защиты реак­тора к работе в реаль­ных усло­виях.

Испы­та­ния СУЗ непо­сред­ственно в реак­торе также про­шли успешно. Их резуль­та­том стало убеж­де­ние, что создана надеж­ная система управ­ле­ния цеп­ной реак­ции деле­ния ядер урана. Реак­тор­ная уста­новка дли­тель­ное время про­ра­бо­тала в авто­ма­ти­че­ском режиме без какого-либо вме­ша­тель­ства со сто­роны чело­века.

Работа по под­го­товке пер­вого про­мыш­лен­ного реак­тора к экс­плу­а­та­ции была закон­чена, и «кур­ча­тов­ская» бри­гада собра­лась воз­вра­щаться в Москву. Но этим пла­нам не уда­лось сбыться – руко­вод­ство ПГУ, учи­ты­вая ответ­ствен­ность момента, при­няло реше­ние на пер­вый период экс­плу­а­та­ции реак­тора назна­чить опе­ра­то­рами его раз­ра­бот­чи­ков, а именно: Е.Н. Бабуле­вича, И.Я. Еме­лья­нова, Б.Т. Пуш­кина и Б.М. Мал­кина. Сотруд­ники ком­би­ната № 817 – штат­ные опе­ра­торы управ­ле­ния реак­то­ром – при этом ста­но­ви­лись их дуб­ле­рами. Рас­по­ря­же­нием началь­ника ПГУ Л.Б. Ван­ни­кова от 18 мая 1948 года все чет­веро были назна­чены стар­шими инже­не­рами по управ­ле­нию реак­то­ром сро­ком на 3 месяца.

23 мая 1948 года пер­вым к испол­не­нию обя­зан­но­стей началь­ника смены реак­тора А при­сту­пил Е.Н. Бабуле­вич. 8 июня 1948 года состо­ялся проб­ный запуск реак­тора «А», 10 июня – про­мыш­лен­ный запуск и 19 июня выход на режим. Непо­сред­ственно пус­ком реак­тора руко­во­дил И.С. Пана­сюк, а Е.Н. Бабуле­вич вхо­дил в число его бли­жай­ших помощ­ни­ков.

В начале 1949 года реак­тор «А» выпол­нил свою мис­сию – нара­бо­тал тре­бу­е­мое коли­че­ство плу­то­ния, необ­хо­ди­мое для созда­ния атом­ной бомбы. 29 авгу­ста 1949 года пер­вая совет­ская атом­ная бомба РДС-1 была взо­рвана на поли­гоне в Семи­па­ла­тин­ске. 29 октября 1949 года вышли закры­тые Указ Вер­хов­ного Совета и Поста­нов­ле­ние Совета Мини­стров СССР «О награж­де­нии и пре­ми­ро­ва­нии за выда­ю­щи­еся науч­ные откры­тия и тех­ни­че­ские дости­же­ния по исполь­зо­ва­нию атом­ной энер­гии». За уча­стие «в раз­ра­ботке и осу­ществ­ле­нии про­екта атом­ного реак­тора на атом­ном заводе № 1 (завод «А») ком­би­ната № 817» Евге­ний Нико­ла­е­вич Бабуле­вич награж­ден орде­ном Тру­до­вого Крас­ного Зна­мени, пра­ви­тель­ствен­ной пре­мией и льго­тами. Ему было при­сво­ено зва­ние лау­ре­ата Ста­лин­ской пре­мии 2-й сте­пени.

В даль­ней­шем Е.Н. Бабуле­вич в роли заме­сти­теля науч­ного руко­во­ди­теля запус­кал и дру­гие про­мыш­лен­ные реак­торы, вво­ди­мые в экс­плу­а­та­цию на ком­би­нате № 817: АВ-1 (запу­щен 4 апреля 1950 года), АВ-2 (запу­щен 13 апреля 1951) и АВ-3 (запу­щен в сен­тябре 1952 года).

Сотруд­ники «реак­тор­ной» команды ком­би­ната № 817 назы­вали Е.Н. Бабуле­вича, как непре­мен­ного участ­ника всех пер­вых пус­ков реак­то­ров, «анге­лом-хра­ни­те­лем» стар­ших инже­не­ров управ­ле­ния реак­то­рами.

В рам­ках атом­ной воен­ной про­граммы на ком­би­нате № 817 был также построен реак­тор «АИ», пред­на­зна­чен­ный для нара­ботки три­тия для водо­род­ной бомбы. Кур­ча­то­вым было уста­нов­лено смен­ное дежур­ство на пло­щадке стро­и­тель­ства реак­тора. Дежур­ных было чет­веро – И.Ф. Жеже­рун, Б.Г. Дубов­ский, И.С. Пана­сюк и Е.Н. Бабуле­вич. Реак­тор «АИ» стал пер­вым оте­че­ствен­ным реак­то­ром на обо­га­щён­ном уране, поэтому воз­ник ряд вопро­сов при осво­е­нии новой тех­но­ло­гии, с этим свя­заны осо­бенно стро­гие методы сопро­вож­де­ния: один из чет­ве­рых дежур­ных все­гда дол­жен был нахо­диться на пло­щадке. Вывод реак­тора на про­ект­ную мощ­ность состо­ялся 14 фев­раля 1952 года. В 1953 году, после успеш­ного испы­та­ния пер­вой совет­ской водо­род­ной бомбы Поста­нов­ле­нием СМ СССР от 31 декабря 1953 года «за рас­чет­ные и экс­пе­ри­мен­таль­ные работы по созда­нию реак­то­ров для про­из­вод­ства три­тия» Е.Н. Бабуле­вичу было при­сво­ено зва­ние лау­ре­ата Ста­лин­ской пре­мии 3-й сте­пени.

1 июля 1950 года Е.Н. Бабуле­вич стал руко­во­ди­те­лем службы СУЗ и КИП стро­я­щего Объ­екта 37 (реак­тор РФТ), а впо­след­ствии назна­чают глав­ным инже­не­ром Объ­екта 37 Кур­ча­тов­ского инсти­тута.

Про­дол­жа­ю­ще­еся стро­и­тель­ство про­мыш­лен­ных реак­то­ров тре­бо­вало прак­ти­че­ского обос­но­ва­ния при­ме­не­ния раз­лич­ных кон­струк­ци­он­ных и топ­лив­ных мате­ри­а­лов, теп­ло­но­си­те­лей и про­чее. Для этого в Кур­ча­тов­ском инсти­туте созда­ется пер­вая в СССР ком­плекс­ная экс­пе­ри­мен­таль­ная база на основе реак­тора иссле­до­ва­тель­ского реак­тора РФТ (реак­тор для физи­че­ских и тех­ни­че­ских иссле­до­ва­ний) мощ­но­стью до 10 МВт (Объ­ект 37). Она всту­пила в строй дей­ству­ю­щих в апреле 1952 года. РФТ стал пер­вым реак­то­ром, рабо­та­ю­щим на обо­га­щен­ном уране, поэтому пуск его сле­до­вало про­во­дить с осо­бой осто­рож­но­стью. И.В. Кур­ча­тов лично сел за пульт и коман­до­вал загруз­кой реак­тора, кото­рую вел Е.Н. Бабуле­вич.

Позд­нее Е.Н. Бабуле­вич руко­во­дил пуско-нала­доч­ными рабо­тами на экс­пе­ри­мен­таль­ном реак­торе ВВР-М, вве­ден­ном в экс­плу­а­та­цию в 1960 году в Инсти­туте физики АН УССР.

В 1968 году Е.Н. Бабуле­вич стал лау­ре­а­том Государ­ствен­ной пре­мии за созда­ние нового типа реак­тора (МР) для испы­та­ния теп­ло­вы­де­ля­ю­щих эле­мен­тов и мате­ри­а­лов, кото­рый при­шел на смену реак­тору РФТ. Реак­тор МР, пущен­ный в 1964 году в ИАЭ, пред­став­лял собой мно­го­петле­вой спе­ци­а­ли­зи­ро­ван­ный реак­тор, он стал пер­вым пред­ста­ви­те­лем атом­ных уста­но­вок бас­сей­но­вого типа. При про­ек­ти­ро­ва­нии реак­тора МР был исполь­зо­ван боль­шой прак­ти­че­ский опыт орга­ни­за­ции и про­ве­де­ния петле­вых экс­пе­ри­мен­тов, накоп­лен­ный в ходе экс­плу­а­та­ции реак­тора РФТ.

Евге­ний Нико­ла­е­вич Бабуле­вич скон­чался 28 июля 1975 года.

Литература

Курчатов И. В., Бабулевич Е. Н. и др. О физическом пуске реактора РФТ
// Курчатов И. В. Собрание научных трудов в 6 томах. Т. 3. — 2009. — С. 343—358. 
 
Новоселов В. Н., Толстиков В. С. Тайны «сороковки».
— [2-е изд., испр. и доп.]. — Екатеринбург : ИПП «Урал. рабочий», 1995. — 447 с., [16] л. ил. 
 
Шевченко В. И. Первый реакторный завод (страницы истории)
// Первый реакторный завод, второй реакторный завод: страницы истории. — 1998. — С. I—203.