Календарь памятных дат и событий

30 октября 1907 г.

115-летие со дня рож­де­ния Самой­лова Андрея Гри­го­рье­вича, физико-химика, раз­ра­бот­чика тех­но­ло­гий созда­ния мате­ри­а­лов и спла­вов для ядер­ного ору­жия, член-кор­ре­спон­дента АН СССР (1976), лау­ре­ата Ленин­ской (1964) и пяти Государ­ствен­ных (1949, 1951, 1953, 1970, 1978) пре­мий СССР.

30 октября 1913 г.

Отде­ле­ние физико-мате­ма­ти­че­ских наук Ака­де­мии наук обра­зо­вало Комис­сию по иссле­до­ва­нию место­рож­де­ний радио­ак­тив­ных мине­ра­лов Рос­сии.

30 октября 1961 г.

На Север­ном испы­та­тель­ном поли­гоне «Новая Земля» был испы­тан тер­мо­ядер­ный заряд про­ект­ной мощ­но­стью 100 мега­тонн ТЭ, раз­ра­бо­тан­ный в КБ-11 (ВНИИЭФ) под руко­вод­ством А.Д. Саха­рова.

Реше­ние о раз­ра­ботке и изго­тов­ле­нии сверх­мощ­ного тер­мо­ядер­ного заряда и про­ве­де­нии его воз­душ­ных испы­та­ний было при­нято Пра­ви­тель­ством СССР в ноябре 1955 г. Ожи­да­е­мая масса раз­ра­бо­тан­ной под руко­вод­ством А.Д. Саха­рова супер­бомбы (изде­лие-202) соста­вила порядка 26 т.

Пер­во­на­чально эта раз­ра­ботка была цели­ком пору­чена НИИ-1011 (ВНИИТФ), где полу­чила обо­зна­че­ние «изде­лие 202» и велась с конца 1955 по фев­раль 1957 гг. под руко­вод­ством науч­ного руко­во­ди­теля и глав­ного кон­струк­тора НИИ-1011 К.И. Щёл­кина и его заме­сти­теля В.Ф. Гре­чиш­ни­кова. Пер­во­на­чально габа­риты «изде­лия 202» были такими: длина — 8 м, диа­метр — 2 м, масса — 26 т.

Руко­вод­ство лётно-кон­струк­тор­ской отра­бот­кой бомбы-гиганта со сто­роны НИИ-1011 осу­ществ­лял заме­сти­тель науч­ного руко­во­ди­теля Г.А. Цыр­ков. Весь наме­чен­ный цикл испы­та­ний был успешно завер­шён в 1957 г. Однако по реше­нию выс­шего пар­тий­ного руко­вод­ства страны даль­ней­шие работы над «изде­лием 202» в НИИ-1011 в 1958 г. были пре­кра­щены и воз­об­нов­лены в 1960 г. в КБ-11 (ВНИИЭФ), где тер­мо­ядер­ному заряду было при­сво­ено обо­зна­че­ние «602».

Пер­вого мощ­ного взрыва поба­и­ва­лись, так как рас­четы пока­зы­вали ожи­да­е­мые избы­точ­ные дав­ле­ния: Белу­шья — 0.04 кг/см2, Нарьян-Мар — 0.01 кг/см2, Мур­манск — 0.008 кг/см2, Архан­гельск — 0.007 кг/см2. Более того, в север­ной части Скан­ди­на­вии ожи­да­лось дав­ле­ние 0.0062 — 0.0072 кг/см2. По ранее про­ве­ден­ным опы­там при 0.005—0.008 кг/см2 воз­можны слу­чаи раз­би­тия плохо закреп­лен­ных сте­кол. В связи с этим Ака­де­мия наук и Мини­стер­ство обо­роны реко­мен­до­вали Мин­сред­машу умень­шить тро­ти­ло­вый экви­ва­лент изде­лия почти в два раза, поэтому реаль­ная мощ­ность взрыва была спе­ци­ально сни­жена в два раза и соста­вила более 50 Мт. Это зна­че­ние мощ­но­сти в десять раз пре­вы­сило сум­мар­ную мощ­ность всех взрыв­ча­тых веществ, исполь­зо­ван­ных вою­ю­щими стра­нами за годы вто­рой миро­вой войны, вклю­чая аме­ри­кан­ские атом­ные взрывы над горо­дами Япо­нии.

Из суще­ство­вав­ших в это время тяжё­лых само­лё­тов-бом­бар­ди­ров­щи­ков только Ту-95 после дора­ботки мог достав­лять «изде­лие 202» к цели. Кон­струк­тор­ская доку­мен­та­ция на такую дора­ботку была раз­ра­бо­тана в авиа­ци­он­ном кон­струк­тор­ском бюро под руко­вод­ством его гене­раль­ного кон­струк­тора А.Н. Туполева. Осо­бен­но­сти авиа­бомбы — боль­шие габа­риты и огром­ная мощ­ность — опре­де­лили и коли­че­ство изме­не­ний. В резуль­тате по сути дела полу­чился новый, а не про­сто дора­бо­тан­ный вари­ант ста­рого само­лёта, полу­чив­ший обо­зна­че­ние Ту-95-202. Само­лёт Ту-95-202 был обо­ру­до­ван двумя допол­ни­тель­ными пуль­тами управ­ле­ния: один — для управ­ле­ния авто­ма­ти­кой «изде­лия», дру­гой — для управ­ле­ния его систе­мой обо­грева. Поскольку из-за своих габа­ри­тов «изде­лие 202» не могло было быть раз­ме­щено в бом­бо­вом отсеке само­лета, для его под­вески было раз­ра­бо­тано спе­ци­аль­ное устрой­ство, обес­пе­чи­вав­шее подъем «изде­лия» к фюзе­ляжу и закреп­ле­ние его на трех син­хронно управ­ля­е­мых зам­ках. В 1956 г. на поли­гоне 71 ВВС нача­лись натур­ные испы­та­ния само­лета-носи­теля Ту-95-202 и «супер­бомбы».

Вме­сте с отра­бот­кой аэро­бал­ли­сти­че­ских харак­те­ри­стик «изде­лия» испы­ты­ва­лись его авто­ма­тика и система обо­грева, а также бор­то­вая радио­те­ле­мет­ри­че­ская аппа­ра­тура.

Под­го­товка к про­ве­де­нию испы­та­ния нача­лась в сен­тябре. Осо­бое вни­ма­ние было уде­лено спе­ци­аль­ной под­го­товке эки­пажа само­лета-носи­теля. С этой целью 20 сен­тября и 2 октября само­лет Ту-95-202 с коман­ди­ром эки­пажа А.Е. Дур­нов­це­вым в составе группы само­ле­тов Даль­ней авиа­ции выпол­нил полеты в район поли­гона, где в это время про­во­ди­лись воз­душ­ные испы­та­ния тер­мо­ядер­ных заря­дов (сброс авиа­бомб про­из­во­дился с само­лета Ту-16 под коман­до­ва­нием В.Ф. Мар­ты­ненко). В ходе вто­рого полета на само­лете Ту-95-202 про­изо­шел отказ одного из дви­га­те­лей, и он был вынуж­ден воз­вра­титься на аэро­дром «Оле­нья» досрочно.

6 октября эки­паж А.Е. Дур­нов­цева совер­шил вылет на поли­гон со смон­ти­ро­ван­ным в кор­пусе супер­бомбы тер­мо­ядер­ным заря­дом мощ­но­стью 4000 кт ТЭ.

После завер­ше­ния всех наме­чен­ных кон­троль­ных испы­та­ний было при­нято реше­ние о про­ве­де­нии испы­та­ния основ­ного заряда. Руко­во­ди­те­лем испы­та­ния супер­бомбы был назна­чен Н.И. Пав­лов. В руко­вод­ство испы­та­ни­ями вошли Н.И. Сажин, В.А. Чер­но­рез, К.С. Мос­ка­ленко и др. Непо­сред­ствен­ная под­го­товка «изде­лия» к испы­та­ниям про­из­во­ди­лась спе­ци­а­ли­стами Мини­стер­ства сред­него маши­но­стро­е­ния СССР под руко­вод­ством Е.А. Негина и Е.И. Заба­ба­хина. Само­лет-носи­тель с супер­бом­бой в полете сопро­вож­дал само­лет-лабо­ра­то­рия Ту-16 под коман­до­ва­нием под­пол­ков­ника В.Ф. Мар­ты­ненко.

Взлет само­лета-носи­теля Ту-95-202 был про­из­ве­ден с аэро­дрома «Оле­нья» в 9 час. 27 мин. В 11 час. 30 мин. с высоты полета 10 500 м бомба была сбро­шена на пло­щадку Д-2 в рай­оне Маточ­кина Шара. Отде­ле­ние бомбы от само­лета про­шло нор­мально, хотя он, по опре­де­ле­нию лет­чи­ков, как бы «сел на хвост». Через несколько секунд нача­лось после­до­ва­тель­ное сра­ба­ты­ва­ние кас­када вытяж­ных пара­шю­тов: пер­вым рас­крылся пара­шют пло­ща­дью 0,5 кв. м, вто­рым — пло­ща­дью 5,5 кв. м, затем одновре­менно три по 42 кв. м, кото­рые извлекли основ­ной пара­шют пло­ща­дью 1600 кв. м. «Изде­лие» начало плавно сни­жаться. На 188 сек. после отде­ле­ния бомбы от само­лета ост­ров Новая Земля был оза­рен дли­тель­ным све­че­нием небы­ва­лой ярко­сти. В момент вспышки, кото­рая про­дол­жа­лась в тече­ние 65-70 сек., само­лет-носи­тель нахо­дился от взрыва на уда­ле­нии более 45 км, а само­лет-лабо­ра­то­рия — 55 км. После окон­ча­ния све­то­вого воз­дей­ствия на само­ле­тах были отклю­чены авто­пи­лоты — в ожи­да­нии при­хода удар­ной волны лет­чики пере­шли на руч­ное управ­ле­ние. Удар­ная волна воз­дей­ство­вала на само­леты мно­го­кратно, начи­ная с уда­ле­ния от взрыва на 115 км для носи­теля и 250 км — для само­лета-лабо­ра­то­рии. По воз­вра­ще­нии на аэро­дром эки­пажи могли наблю­дать облако взрыва на рас­сто­я­нии до 800 км.

По резуль­та­там само­лет­ных и назем­ных изме­ре­ний мощ­ность про­из­ве­ден­ного взрыва была оце­нена в 50 Мт ТЭ, что соот­вет­ство­вало про­ект­ным дан­ным. За про­яв­лен­ные муже­ство, отвагу и геро­изм при испы­та­нии самой мощ­ной тер­мо­ядер­ной бомбы май­ору А.Е. Дур­нов­цеву, май­ору И.Н. Клещу, под­пол­ков­нику В.Ф. Мар­ты­ненко было при­сво­ено зва­ние Героя Совет­ского Союза. Три­жды Геро­ями Соци­а­ли­сти­че­ского Труда стали А.Д. Саха­ров и Е.П. Слав­ский. Мно­гие уче­ные, кон­струк­торы, работ­ники про­мыш­лен­ных пред­при­я­тий и испы­та­тели были удо­сто­ены высо­ких пра­ви­тель­ствен­ных наград.

Совет­ское пра­ви­тель­ство не делало тайны из наме­чен­ного испы­та­ния супер­бомбы. Напро­тив, оно опо­ве­стило мир о пред­сто­я­щем испы­та­нии и даже обна­ро­до­вало мощ­ность созда­ва­е­мой бомбы. И этому было объ­яс­не­ние.

Взрыв такой неве­ро­ят­ной мощ­но­сти давал воз­мож­ность пока­зать бес­че­ло­веч­ность созда­ния ору­жия мас­со­вого уни­что­же­ния, достиг­шего апо­гея в своем раз­ви­тии. Все чело­ве­че­ство, и поли­тики в том числе, должно было осо­знать, что в слу­чае тра­ги­че­ского про­счета побе­ди­те­лей не будет. Испы­та­ние про­шло успешно, и резко уско­рило под­пи­са­ние дого­вора о запре­ще­нии испы­та­ний в трех сре­дах — на земле, в воз­духе и в воде.

Вме­сте с тем нельзя не учи­ты­вать, что создан­ный заряд одновре­менно демон­стри­ро­вал и могу­ще­ство совет­ской науки, поэтому испы­та­ние заряда мощ­но­стью 50 Мт стало важ­ным эта­пом в раз­ви­тии ядер­ного ору­жия.

30 октября 1962 г.

На ЭХЗ вве­дена в экс­плу­а­та­цию пер­вая оче­редь газо­диф­фу­зи­он­ных машин по про­из­вод­ству изо­то­пов урана. В 18 час было подано напря­же­ние на ком­прес­соры пер­вых бло­ков обо­ру­до­ва­ния. Первую кнопку подачи напря­же­ния нажал дирек­тор И.Н. Борт­ни­ков, вто­рую — глав­ный инже­нер В.П. Сер­геев, далее — по рангу руко­во­ди­тели цеха и служб. При пуске пер­вой оче­реди при­сут­ство­вали в пол­ном составе глав­ков­ская и завод­ская комис­сии, про­во­див­шие неза­ви­си­мые ком­плекс­ные про­верки всего пус­ко­вого мини­мума.

С этого дня темпы стро­и­тель­ства завода стре­ми­тельно вырас­тают. Даль­ней­ший пуск диф­фу­зи­он­ного обо­ру­до­ва­ния про­хо­дил в напря­жен­ном ритме непре­рывно по мере выпол­не­ния стро­и­тель­ных, мон­таж­ных, пус­ко­на­ла­доч­ных работ и был закон­чен в апреле 1964 г.